Как доказать фиктивность сделки

В процессе проведения проверочных мероприятий налоговая инспекция может сделать вывод о фиктивности сделок и хозяйственных операций налогоплательщика с определенными контрагентами. В данном случае подразумевается, что при совершении сделок (операций) проверяемая организация не преследовала какой-либо разумной хозяйственной цели. Сделки (операции) оформлялись исключительно с целью снижения налогов.

Подобные выводы налоговых органов приводят к достаточно серьезным последствиям для компании. Могут быть доначислены налоги, пени и штрафы в размере, сопоставимом с годовой выручкой юридического лица. Кроме того, неуплата налогов в крупном размере влечет автоматическую передачу материалов в следственные органы для возбуждения уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов.

При этом часто подобные выводы касаются далеко не полуформальных теневых компаний. В группу риска вполне могут попасть и организации, ведущие легальный «белый» бизнес и не применяющие «околозаконные» методы налоговой оптимизации. Для этого достаточно просто иметь партнеров по бизнесу (контрагентов), которые по каким-либо причинам попали в поле зрения налоговиков.

В процессе проведения плановых проверочных мероприятий или камеральных проверок налоговые органы проверяют контрагентов налогоплательщика на предмет вхождения в списки фирм-однодневок и другие реестры компаний, ведущих «подозрительную» деятельность.
При выявлении у проверяемой организации подобных контрагентов налоговые органы осуществляют комплекс мероприятий, направленных на сбор доказательств фиктивности хозяйственных операций.

В числе таких действий налоговые органы могут предпринять нижеследующее:

Осмотр помещений юридического лица и его контрагентов. В ходе таких осмотров выявляются факты присутствия/отсутствия юридического лица по месту его регистрации, наличие/отсутствие необходимых для выполнения работ (оказания услуг) площадей или оборудования, наличие на месте руководства и другого персонала.

Опросы очевидцев. Налоговики часто подкрепляют свои доводы показаниями очевидцев. Здесь налогоплательщику следует обратить внимание на идентификацию лиц, дающих показания. Очень часто в протоколе осмотра налоговые органы ограничиваются лишь общими формулировками, например, «со слов сотрудников других организаций, проверяемое юридическое лицо они не знают».

Допросы свидетелей. Протоколы допросов свидетелей также являются одним из доказательств, которые в совокупности могут подтвердить правоту налоговых органов. Поэтому при подготовке к судебному оспариванию решений налоговых органов следует внимательно изучить и проанализировать все подобные документы.

Осмотры, оперативные/следственные мероприятия, проводимые правоохранительными органами. При наличии признаков налоговых или других преступлений в офис компании могут быть направлены сотрудники правоохранительных органов. Это может быть как совместный рейд с налоговой инспекцией, так и мероприятие, проводимое по инициативе правоохранителей.

При проведении таких мероприятий в организации крайне желательно присутствие внешнего адвоката, имеющего опыт подобной защиты доверителей. Юристы, сотрудники службы безопасности в указанной ситуации могут быть подвергнуты допросу, как рядовые сотрудники компании. А адвокат обладает определенным иммунитетом (адвокатская тайна), конечно, при условии, что ранее он не участвовал в схемах незаконной налоговой оптимизации в отношении данной компании.

Сотрудники налоговых инспекций и правоохранительные органы иногда находят документы и печати контрагентов компании в ящике стола бухгалтера, в помещении архива и в сейфах компании. Данные факты документируются и являются в дальнейшем очень серьезными доказательствами вины налогоплательщика. Кроме того, часто изымаются компьютеры сотрудников компании, в которых в дальнейшем обнаруживается весьма нежелательная переписка и файлы «черной» бухгалтерии.

Получение сведений из банков. В процессе проведения проверочных мероприятий контрагенты осуществляют анализ банковских операций налогоплательщика и его контрагентов. Такой анализ, при этом, может коснуться и контрагентов следующих уровней. Налоговые органы при проведении данного анализа выявляют цепочки кругового движения денежных средств, перехода денежных средств на счета аффилированных компаний, вывода средств через фирмы-однодневки (обналичка) либо на счета зарубежных компаний.

Итак, собрав доказательственную базу налоговые органы принимают решение о наличии или отсутствии фиктивных сделок в составе хозяйственных операций компании. Если решение положительное, то это, как правило приводит к перерасчету налоговой базы. Так, по налогу на прибыль для целей налогообложения не учитываются расходы по фиктивным операциям, а по НДС отказывается в возмещении сумм налога, перечисленного в составе платежей по фиктивным сделкам.

В итоге это дополнительно влечет доначисление пеней и штрафов. Если сумма недоплаченных налогов за трехлетний период составит более двух миллионов рублей, налоговые органы передадут материалы дела в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.
Из данной ситуации есть только два выхода: оплатить сумму налоговых претензий в полном объеме либо оспаривать незаконные акты налоговых органов.

Если принято решение об оспаривании нужно быть готовыми опровергнуть все аргументы, выдвинутые налоговыми органами.

Ниже приведены некоторые из наиболее распространенных признаков фиктивности сделок/хозяйственных операций, к которым апеллируют налоговые органы:

Отсутствие контрагента по юридическому адресу/регистрация контрагента по адресу массовой регистрации. Само по себе отсутствие контрагента по юридическому адресу не может подтверждать фиктивность сделок. Тем не менее, данный довод налоговой, как правило, принимается во внимание судами наряду с другими доказательствами. При отсутствии других признаков фиктивности деятельности юридического лица, суд скорее всего примет сторону налогоплательщика.

Отсутствие ресурсов для выполнения контракта. Такими ресурсами могут быть необходимый персонал, оборудование, производственные площади, товары на складе. Так, иногда дорогостоящие контракты на выполнение сложных работ заключаются с компаниями, не имеющими каких-либо активов, в штате которых числится только генеральный директор. Хотя данный довод и не является самостоятельным подтверждением фиктивности сделок, он весьма существенен и не будет оставлен судом без внимания. Налогоплательщику для доказательства своей правоты придется обосновать причины заключения контракта с компанией без активов и персонала и ответить на вопрос, почему он остановился на выборе именно этого контрагента. Кроме того, целесообразно привлечь самого контрагента и представить документы, подтверждающие реальное выполнение спорных работ.

Читайте также:  Закон о продаже электроэнергии

Неуплата контрагентом налогов в бюджет либо уплата им сумм налогов в минимальном размере. Если контрагент получил от налогоплательщика серьёзный контракт на приличную сумму, но при этом имеет серьезную налоговую задолженность либо сдает в налоговые органы «нулевую» отчетность — это будет серьезным аргументом в пользу налоговых органов. Здесь налогоплательщику важно доказать проявление им должной осмотрительности, а именно — проведение необходимых проверочных мероприятий по контрагенту, наличие очных контактов с руководством и т.п.

Показания руководства контрагента. Очень часто с подачи фирм, осуществляющих регистрацию юридических лиц, генеральным директором компании назначается лицо, не имеющее к компании какого-либо отношения. Как правило, это нуждающиеся граждане либо лица, ведущие асоциальный образ жизни, которые за деньги подписывают у нотариуса малопонятные им документы. Являясь директорами в десятках, а зачастую и в сотнях юридических лиц, они уже одним этим фактом компрометируют возглавляемые ими организации и контрагентов этих организаций.

Более того, налоговые органы производят допросы данных лиц относительно действительности сделок, в отношении которых имеются подозрения фиктивности. Данные директора в подобных ситуациях отказываются подтвердить свое отношение к организации и реальность спорных операций. Протоколы допросов данной категории свидетелей- серьезный аргумент в пользу налоговых органов.

Дополнительно у директоров отбираются образцы почерка и проводится экспертиза договорных и первичных документов на предмет их подписания руководством контрагента. Экспертное заключение представляется в материалах проверки и служит весомым доказательством правоты налоговых органов.

Транзитный характер движения денежных средств по расчетному счету. Бывают случаи, когда денежные средства, перечисляемые на счет контрагента, почти в полном объеме переводятся затем на счета третьих лиц. Это порождает сомнения в экономической обоснованности включения подобного контрагента в производственную цепочку и влечет пристальную проверку субподрядчиков второго, третьего и даже более высокого уровня.

Признаки кругового движения денежных средств. Как указывалось выше, налоговые органы анализируют исходящие и входящие финансовые потоки налогоплательщика на предмет возврата платежей по фиктивной сделке. Таким образом, могут быть выявлены цепочки, в которых задействовано большое число фактически независимых юридических лиц. К возврату денежных средств могут быть приравнены зачисления денежных средств на счета аффилированных с налогоплательщиками организаций.

Признаки нелегального вывода денежных средств. Под пристальное внимание налоговых органов подпадают также цепочки операций, финальными звеньями в которых являются фирмы-однодневки или зарубежные (в особенности оффшорные и приравненные к ним) компании. Данные операции документируются и представляются налоговыми органами наряду с другими доказательствами.

1.Необходимо тщательно взвешивать все плюсы и минусы каждого средства налоговой экономии. Не стоит надеяться на применение судом принципа презумпции невиновности налогоплательщика либо истолкования в пользу налогоплательщика всех неточностей и неясностей. Суды в настоящее время применяют доктрину «баланса частных и публичных интересов». И это означает, что если организация столкнется с подозрением в фиктивности сделок, то именно самой компании придется доказывать свою добросовестность и наличие в проведенных операциях экономической целесообразности.

2.При заключении договоров стоит максимально подробно проверять информацию о контрагентах и документировать процесс сбора информации и полученные результаты. В компании на уровне высшего руководства должна быть исключена возможность подписания контракта без подобной проверки. Следует встречаться с директором и сотрудниками компании-партнера и фиксировать подробности таких встреч. Времена, когда для доказательства своей добросовестности достаточно было запросить копию свидетельства ОГРН, прошли. Налоговые органы, а затем и суды, сегодня очень пристально рассматривают все шаги, которые налогоплательщики делают при выборе своих партнеров.

3.При проведении в отношении организации проверочных мероприятий целесообразно как можно раньше привлечь специалиста, имеющего опыт сопровождения подобных проверок. Именно на этой стадии формируется доказательственная база как для налоговых органов, так и в интересах налогоплательщика. И при отсутствии надлежащих доказательств своей правоты противостоять в споре с налоговым органом будет очень сложно.

4.При подготовке к оспариванию акта налогового органа и принятии решения о целесообразности такого оспаривания следует максимально подробно проанализировать все материалы налоговой проверки, как на предмет их обоснованности, так и на наличие признаков формальных и процессуальных нарушений.

5.Спор с налоговым органом по своей природе представляет спор частного субъекта с государством. И для того, чтобы суд мог принять решение в пользу налогоплательщика, а затем это решение устояло в высших инстанциях, позиция налогоплательщика должна быть значительно сильнее позиции налогового органа. И обеспечить это возможно исключительно путем привлечения высококвалифицированных специалистов в области налогового права.

Если у Вас имеются вопросы по изложенной в данной статье тематике, наши налоговые адвокаты готовы к их обсуждению. Наш телефон: 7 (495) 230-11-77

Автор: Квирквия Бадри Амлиниевич, адвокат, к.э.н.

Характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. Наличие в материалах дела товарных накладных, факт перехода права собственности на недвижимое имущество не являются безусловными обстоятельствами, исключающими фиктивность купли-продажи.

Реквизиты судебного акта

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“»

АО «Российский сельскохозяйственный банк»

Суть дела

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“» (далее — истец) и ООО «Агра-Кубань» (далее — ответчик) заключили ряд договоров, на основании которых истцом (продавцом) были отчуждены в пользу ответчика (покупателя) товар и имущество:

подсолнечник по договору от 08.04.2014, задолженность составила 197 млн руб.;

жмых подсолнечный по договору от 10.06.2014, оплачено по договору 8,9 млн руб., задолженность составила 57,7 млн руб.;

масло подсолнечное нерафинированное первого сорта по договору от 07.07.2014, задолженность составила 46,8 млн руб.;

жмых подсолнечный по договору от 10.09.2014, задолженность составила 21,4 млн руб.;

земельный участок площадью 70 000 кв. м по договору от 29.09.2014 (зарегистрирован 08.10.2014), задолженность составила 8 млн руб.

Читайте также:  Анкета на финскую визу скачать

Согласно первичным документам, актам взаимосверок и взаиморасчетов задолженность ответчика перед истцом по вышеперечисленным договорам составила около 331 млн руб. Ответчик своих обязательств по оплате не исполнил. Истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности по договорам поставки и купли-продажи земельного участка. Суд удовлетворил данное требование. С апелляционной жалобой на данное решение обратился банк — кредитор в деле о банкротстве ответчика. Банк ссылался на мнимый характер заключенных между сторонами договоров, то есть на их совершение лишь для вида, без намерений создать соответствующие правовые последствия

Позиция судов

Удовлетворяя исковое требование, суд первой инстанции исходил из того, что в материалах дела имеются доказательства исполнения истцом своих обязательств по передаче и поставке товара, в то время как ответчик не представил доказательств оплаты данного товара. Апелляция и первая кассация поддержали данное решение. При этом они отклонили доводы банка о мнимости заключенных договоров. По мнению суда апелляционной инстанции и суда округа, реальность сделок подтверждает факт частичной оплаты по некоторым из договоров, товарные накладные, отражение кредиторской задолженности в бухгалтерской отчетности ответчика и регистрация в реестре перехода права собственности.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и передал дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Коллегия ВС РФ придала определяющее значение тому обстоятельству, что ответчик находится в банкротстве и решение по данному делу фактически предопределяло результат рассмотрения вопроса о включении требований истца в реестр требований кредиторов ответчика. В такой ситуации суду апелляционной инстанции необходимо было руководствоваться повышенным стандартом доказывания, то есть провести более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. Суд мог удовлетворить требования истца только при предоставлении им доказательств, ясно и убедительно подтверждающих наличие и размер задолженности перед ним и опровергающих возражения кредитора, обжалующего судебный акт. Данный вывод ВС РФ подкрепил ссылками на свои определения от 04.06.2018 № 305-ЭС18-413, от 07.06.2018 № 305-ЭС16-20992(3).

По мнению ВС РФ, нижестоящим судам следовало более внимательно подойти к анализу доводов апеллянта, указавшего на мнимость заключенных между сторонами договоров. Банк отмечал, что согласно имеющимся доказательствам в короткий срок был поставлен большой объем маслосемян подсолнечника, жмыха и масла, в то время как истец не занимался деятельностью по выращиванию и производству поставленной продукции. Согласно накладным поставка была осуществлена по адресу, где фактически находится бизнес-центр. Складские, производственные и иные промышленные помещения, позволяющие отгружать поставленную продукцию в заявленных объемах, отсутствуют. У истца отсутствовала экономическая возможность по покупке, размещению и дальнейшему распоряжению такой партией товара. Ответчик не отражал наличие соответствующей задолженности в своей финансовой отчетности. Несмотря на регистрацию перехода права собственности на участок, фактически пользоваться данным участком продолжал истец, и т.д.

Заявление подобных возражений обязывало суд апелляционной инстанции потребовать от истца дополнительных пояснений в опровержение позиции банка. Вместо этого суд апелляционной инстанции указал, что возражение о мнимости опровергается наличием частичной оплаты по договорам, товарными накладными и иными представленными истцом документами. Однако судом не было учтено, что характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. У них отсутствует цель в достижении заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей, сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. В связи с этим установление несовпадения воли с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такой сделкой гражданско-правовых последствий является достаточным для квалификации ее в качестве ничтожной.

В связи с этим наличие в материалах дела товарных накладных являлось, по мнению ВС РФ, недостаточным для опровержения аргумента банка о мнимости поставок. Равным образом сам по себе переход права собственности на недвижимое имущество также не является безусловным обстоятельством, исключающим фиктивность купли-продажи.

Суду апелляционной инстанции следовало по существу проверить возражения банка о фиктивности договоров, положенных в основание требования, в том числе при необходимости путем исследования всей производственной цепочки и закупочных взаимоотношений с третьими лицами, а также экономической целесообразности заключения этих сделок.

Более того, банк отмечал, что истец с ответчиком аффилированы между собой, так как входят в одну группу компаний «Агра-Кубань». Отклоняя названный довод, суд апелляционной инстанции указал, что у сторон спора отсутствуют связи, предусмотренные ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Вместе с тем судом не учтено, что согласно выработанной в судебной практике позиции аффилированность может носить фактический характер без наличия формально-юридических связей между лицами. Если стороны действительно являются аффилированными, к требованию истца должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой истец должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга.

По положениям статьи 170 Гражданского кодекса РФ, мнимой сделкой признается гражданско-правовое правоотношение, целью которого является лишь создание видимости наступления правовых последствий. Такая сделка заведомо является ничтожной. Сюда же относится и притворная сделка, то есть правоотношение, направленное на прикрытие другой сделки.

Чтобы признать сделку недействительной недостаточно одной лишь уверенности в ее мнимости – в любом случае признание ее недействительной и возвращение сторон в изначальное состояние будет осуществляться судом по заявлению заинтересованных лиц.

И хотя закон гласит, что такая сделка ничтожна с момента ее заключения, без привязки к судебному решению, это не значит, что сделку можно отменить без суда. Просто в отличие от сделки оспоримой, которую также можно признать недействительной, но с момента принятия судом решения , мнимая сделка будет признана ничтожной с момента ее заключения и не породившей никаких последствий.

Читайте также:  Договор ренты на долю в квартире

Мнимые сделки встречаются как среди граждан, так и в бизнесе, и преследуют ряд не всегда законных целей. Граждане обычно спасают имущество от конфискации или взыскания, как и юридические лица. Последние также могут использовать мнимые сделки для получения необоснованной налоговой выгоды.

Правом на обращение в суд с требованием о признании сделки недействительной ввиду ее мнимости обладают как участники сделки, так и третьи лица, чьи права и интересы оказались затронуты мнимой сделкой.

Читайте также — "Расторжение договора аренды: нюансы, сложности, важные моменты"

Какие признаки имеет мнимая сделка?

Главный признак мнимой сделки – так называемый «порок воли». Это значит, что участники сделки, несмотря на согласованные на бумаге ее условия, не выполняют фактических действий, вытекающих из договора. Проще говоря, действия сторон (их внутренняя воля) не совпадают с волей, изложенной в документе – договоре.

Например, при заключении договора купли-продажи транспортного средства деньги покупателем в пользу продавца не передаются, а автомобиль так и остается в фактическом пользовании продавца. Зато с помощью такой сделки можно вывести автомобиль из-под раздела, принудительного отчуждения или возможного ареста, что и делает эту сделку мнимой – без определенных правовых последствий.

В зависимости от вида сделки и ее сути, признаками мнимости могут выступать:

  • Отсутствие исполнения с одной или обеих сторон по сделке: отсутствие оплаты, оставление у продавца проданного имущества и т.д.
  • Обоюдное желание совершить мнимую сделку. Если одна сторона оплатила имущество, а вторая отказалась его передавать вопреки воле первой стороны – это не мнимость сделки, а ее банальное неисполнение. Обе стороны должны понимать истинную цель мнимой сделки – создать видимость правовых последствий.
  • Избыточное соблюдение формы сделки. Обычно при мнимой сделке особое внимание уделяется именно оформлению документов: нотариальное удостоверение всего, чего можно и не нужно; акты приема-передачи, регистрация договоров и т.д., так как подчас именно документация является самоцелью.
  • Отсутствие документов об исполнении сделки. Обратная сторона «избыточного» оформления сделки: если нет актов приема-передачи, финансовых документов и иных сведений, подтверждающих исполнение сделки, это один из ключевых признаков ее фиктивности и существования лишь на бумаге.
  • Наличие как минимум у одной стороны (чаще – у обеих) противоправного интереса к итогам сделки. Например, сокрытие имущество через мнимую продажу.
  • Зависимость сторон сделки друг от друга. Признак более характерен для юридических лиц – общие учредители или сотрудники, финансовая зависимость и т.д.
  • Расходы на содержание имущество, проданного по документам, продолжает нести продавец.

Как доказать мнимость сделки?

Признание мнимой сделки недействительной осуществляется только через суд. Как уже сказано выше, обратиться в суд о признании сделки недействительной ввиду ее мнимости может любое лицо, чьи права и интересы были нарушены.

Это может быть, например, банк, у которого из-под самого носа вдруг продали имущество, планировавшееся к взысканию долга или же сторона по другому делу, желавшая наложить обеспечительные меры на спорное имущество, но не успевшая это сделать ввиду его «якобы продажи».

Рассматривать споры о признании сделки недействительной компетентны районные суды (по делам с участием частных лиц) и арбитражные суды (по спорам, связанным с экономической деятельностью).

Доказывать как в первом, так и во втором случае придется одни и те же обстоятельства с учетом сути сделки.

Суд будет проверять, а заинтересованная в признании сделки мнимой сторона доказывать:

  1. Отсутствие фактического исполнения обязательств по сделке полностью или в части. Если покупатель перевел деньги за имущество, но оно не было передано ему и используется продавцом – это явное неисполнение, но здесь важно наличие или отсутствие требований «пострадавшей» от неисполнения стороны. Если же оба участника сделки ничего для взаимного обеспечения исполнения условий не предприняли, то налицо явная мнимость.
  2. Реальный переход прав на имущество. Пользуется ли имуществом покупатель, передано ли оно, где оно хранится и кто им пользуется – все эти вопросы подлежат изучению в суде.
  3. Обоюдное согласие сторон сделки с ее мнимостью. Если сделка не исполнена одной стороной – вторая, как минимум, должна потребовать этого исполнения. Если никто и ничего не требует, обе стороны сохраняют полное спокойствие и не пишут друг другу претензии и гневные письма – их такой расклад дел полностью устраивает.
  4. Использование предмета сделки стороной, которой произведено отчуждение имущества. В качестве доказательств этому подойдут:
  1. свидетельские показания;
  2. документы о содержании имущества его ремонте;
  3. справки, выписки;
  4. аудио- и видеозаписи.

По каждому из пунктов требуется собрать максимум доказательств – от выписок из регистрирующих органов до свидетельских показаний и справок. Сформулировать и представить какой-нибудь «шаблон» для доказывания мнимой сделки нет возможности – доказывать придется все или большинство из ее признаков, перечисленных выше. При этом для каждой сделки (купля-продажа, аренда, дарение и т.д.) они будут отличаться.

И самое главное. Если по документам сумма сделки указана, скажем, в 500 тысяч рублей, а реально одна из сторон передала 200 или 100 тысяч – вернуть придется то, что указано в договоре. И вторая сторона вправе это требовать на полном основании, руководствуясь вынесенным судебным решением.

Помощь юриста

Опытный юрист поможет сформировать доказательную базу по делам любой категории сложности о признании мнимой сделки недействительной. Самостоятельная защита осложняется сложностью процедуры доказывания и множеством юридических нюансов, касающихся признания сделки недействительной ввиду ее мнимости.

Остались вопросы? Звоните прямо сейчас за дополнительной консультацией и получите квалифицированную помощь прямо сейчас!

Ссылка на основную публикацию
Займ на карту
close slider

Adblock detector